Контекст восприятия

Слушаю песню и воображение рисует мне пустыню, минареты и шаровары. Включаю следующую и вспоминаю прогулки дождливыми вечерами с друзьями и вином. И в конце трехэтажной волной накатывает уверенность в победе доброго и светлого.

Все это — от контекста.

Бывает культурно-исторический контекст. Волынка ассоциируется с Шотландией, саксофон — с американским негром 40-х годов в пиджаке и цветастом галстуке. Блюзовая пентатоника — с блюзом, а «неоклассический» гармонический минор — (сюрприз!) с неоклассикой.

Музыка разного времени и разных стран имеет характерные признаки, которые ложатся в основу ассоциаций. Ничего индивидуального и субъективного, кроме глубины погружения — можно просто быть не в теме.

Чарли Паркер, фото из интернета

Бывает личный контекст. Под фа-ми-ре курил на крыше пять лет назад, голос Миронова из Голубого щенка напоминает детство, босанова ассоциируется с распиздяйством, скрипка — с Шерлоком.

Не уникально, но индивидуально. Человечество не в теме про фа-ми-ре, это нормально. Но фа-ми-ре в очередной песне напомнит. Лично мне.

Кадр из мультфильма «Голубой щенок»

Бывает контекст композиции. Он формируется прямо во время прослушивания.

Вот было в начале такое место, где скрипочки ти-ли-ли делали, а теперь в конце — весь оркестр тилиликает ту же тему. Только громче, увереннее, торжественнее. Как бы добро победило. Или зло.

Симфонический оркестр «Новая Россия», фото с официального сайта

Отношение к музыке чудовищно зависит от контекста. Глубина погружения в исторический контекст у всех разная. Личный контекст у всех разный. И контекст композиции кто-то услышит, а кто-то нет.

И поэтому людям нравится разное. Это ок, я тут не за то, чтоб нравилось одинаковое, я за то, чтоб не нравилось говно. А для этого неплохо быть в теме культурно-исторического и крайне необходимо уметь слушать композиционный.

Ну или просто не писать говно, чтоб люди не могли его любить. Но на это я не особо рассчитываю.

Поделиться
Отправить
Запинить
Популярное